Просто крыс (prosto_krys) wrote,
Просто крыс
prosto_krys

Categories:

Пупсики

Шили ли вы в детстве на пупсиков? Не на кукол разнообразных и плюшевых зверей, а именно на пупсиков-голышей маленьких, которые продавались почти в каждом магазине, иногда с ванночкой? Это был совершенно особый культ, игра длиной в много лет, которая развивала нас в самых разных направлениях. У нас во дворе у всех были пупсики. И обычно не один. Резиновые не пользовались популярностью, в отличие от пластмассовых, так как на их нескользкое тельце было сложно натягивать одежки. Но все же некоторым родители купили именно таких – и приходилось как-то их обшивать! У меня было то ли два, то ли три, один тоже резиновый. Я, конечно, любила его намного меньше и одевала хуже, в обноски )
Пупсы были неопределенного возраста. Чаще всего малышами, которым требуются ползунки, но иногда подрастали до размеров дошкольника и носили платьица, а особо практичная соседка по подъезду умудрилась создать пупсу целую воображаемую вселенную, в которой он вынужден был сам вести хозяйство, ходить в магазин, готовить и т.д. Она заготовила полноценный бюджет для пупса на месяц, высчитав, сколько ему необходимо будет продуктов, а также хозтоваров (точно помню, что кроме мыла в списке фигурировала вата). Я не знаю, с учетом чьих потребностей все составлялось, возможно, все же не «лилипутских», а обычных человеческих. Но ее способности все равно поражали. Она знала не только сколько картошки съедает среднестатистический человек, но и сколько та стоит! Для всех продуктов была написана цена. Все это было скрупулезно подсчитано на бумажке в аккуратной табличке. Это было непостижимо. Особенно знания о цене ваты. (Забегая вперед, скажу, что навыки эти девочке пригодились, ибо растила ребенка она совершенно одна в очень-очень стесненных условиях, фактически в нищете. А работает она сейчас учителем начальных классов.)
Все девочки умели шить: вперед-назад иголку, обметочный шов, и почти никому не надо было объяснять, как делать навесную петлю. На пупсов не надо было выкройки, в основном делали на глаз. Некоторые умели вязать, но в нашей компании не многие. Я лично могла связать только шапку и шарф :) Мама когда-то связала крючком очень клевые вещички для другой куклы, побольше, но ко времени увлечения пупсами уже от вязания отошла, да и не согласилась бы вязать такую мелочь.
Мастерили одежки мы из обрезков тканей, которых у всех водилось множество, ведь шили практически в каждом доме хоть что-то. И латали, переделывали тоже. А еще у мамы была целая шкатулка с кусочками запасной ткани от одежды, не то чтобы все они были достаточного размера, но ткань там была очень интересная порой! Ведь плащовку или костюмную ткань уже не так просто было достать/выпросить, в отличие от ситчика. На самом деле сшить из жесткой ткани что-то на пупсика с негнущимися ногами было проблематично. Но сама редкость ткани подкупала. Если честно, то самой подходящей тканью для пупсов был трикотаж. Он был, конечно, не такой редкий, как каракуль какой-нибудь (да, шубы у пупсов тоже были, да какие! любой, даже куцый мех превращал пупса в пушистый колобок – с таким-то масштабом), но и не такой доступный, как ситец. Ибо из трикотажа мало кто шил дома, он мог появиться, если истрепалась какая-то одежда, чаще всего белье или ползунки малышей (да и то такие вещи предусмотрительные мамы норовили пустить на тряпки, самые лучшие тряпки были…). За трикотажем охотились, выпрашивая у мамы на растерзание даже майки и трусы. Большой удачей было раздобыть ткань с мелким-мелким узором, вообще без узоров тоскливо, а крупные – ну куда пупсу? Из трикотажа выходили прекрасные ползунки и распашонки, которые сидели как влитые. Еще популярностью пользовалась байка или махрушка веселых расцветок, но это уже проще было достать, из байки шили всякие халаты, да и старые можно было раздербанить, а еще полотенца!
И уж совсем роскошь – всякие аксессуары, подходящие по размеру. Например, тоненькая тесемочка, крошечные пуговки или, может, какая-то бусина. Пуговки, вообще-то, все пупсам были велики, хоть в них недостатка не было. Лучше всего им подходил бисер. Пришить его еще можно было, но сделать под него петельку... довольно тонкая работа. Не говоря о том, чтобы застегнуть потом это хозяйство! Вообще, чем тоньше была работа, чем больше было миниатюрных прибамбасов (вышивка, вытачки (!!!), хлястики, лямочки, воротнички), тем круче была рукодельница. Самые нерадивые могли взять кусок ткани, проделать посередине дырку и быстро сметать по бокам. Это был не наш метод, и такие оборванские пупсы нам в компании были не нужны!
Ноги у пупса, как помните, не гнулись и были расположены довольно близко друг к другу, да и двигающиеся руки особо ситуации не меняли, тем не менее особым шиком считалось нарядить его в «сто одежек», типа как на зимнюю прогулку. Трусы! Пупсу были необходимы трусы, чем тоньше они были, тем больше шансов, что налезет все остальное. У самых отважных пупсы наряжались и в майки (советские девочки и мальчики обязательно надевали майки под всю одежду). Потом следовал слой тонкой одежды, потом теплые кофты и штаны (еще было можно шить комбинезоны – пупсам очень шли комбинезоны, хоть и надевать их было сильно неудобно), подобия носков-сапог, шарфы, шапки и шубы. И вот это было священнодейство: выбрать одежку, разложить, начать экипировать голыша… и почти сразу по окончании процесса начать раздевать.
Шили мы втроем-вчетвером, за домом на полянке, расстелив одеяло. Это было самое счастливое время! Там был такой большой газон, что даже близость Рублевского шоссе (одноколейного в те времена) нас не смущала. У нас все равно было ощущение, что мы в лесу, там и деревьев было достаточно перед дорогой, а мы сидели лицом к дому, перед ним была еще одна слабопроезжая дорожка, но она почти всегда пустовала. Туда же выходили загорать некоторые взрослые (одна дама из нашего подъезда - чуть ли не каждый день), по тропинке около дороги прогуливались собачники и мамы с колясками, там мы даже тайком разжигали костер и пекли картошку! Хотя это вообще-то это было запрещено, и спички приходилось утаскивать. В зарослях кустов и деревьев можно было устроить домик, но это мы любили делать без пупсиков, а с ними сидели на открытом пространстве. Там, за домом, заваленные пупсиками и тряпками, мы могли провести целый летний день. Я помню, что именно после этих посиделок начала безошибочно определять, с какой стороны восходит и заходит солнце, так как его мы в буквальном смысле провожали глазами. Те, у кого окна выходили именно на эту сторону, могли подбежать к дому, покричать маму или бабушку и попросить выкинуть: ножницы, нитки какого-то цвета, какую-то игрушку, а то и перекус. Обегать дом и идти домой считалось непонтово. Да и загнать могли… а так не хотелось уходить на обед!
У каждого пупса было огромное приданое. Одежки были рассортированы по типам и аккуратно сложены, в отдельном пакете тряпочки и фурнитура. Некоторые счастливицы имели какой-то коробок/сундучок для всего богатства, обычно из-под чего-то. Как Кащеи, мы чахли над златом, перебирали эти кусочки ткани, мечтали, что из них сошьем, и устраивали торги. Если у кого-то была ненужная тряпочка или перепал слишком большой кусок, он менял ее на другую. Или на две других – в зависимости от ценности сырья. Чем-то это напоминало аукцион, потому что, если претендентов было несколько, продавец мог выбрать то, что его больше заинтересовало. Конечно, не все было так прагматично, иногда девчонки, ставшие обладателями ценного материала, просто делили его на всех. Но в этих торгах тоже было что-то привлекательное и священное.
У кого-то (в том числе и у меня) дома была пупсячья усадьба из обувных коробок. Я была обладательницей игрушечного набора мебели (кажется, немецкого), идеально подходящего по размеру этим куклам. Еще был игрушечный торшер (который можно было подсоединить проводочками к большой плоской батарее, и он горел!) и еще какие-то вещицы. Однако белой завистью я завидовала тем, у кого мебели не было, и они все-все вынуждены были делать самостоятельно. Некоторые были такие мастерицы, что их самодельные ванные, посуда, картины и обои вызывали у меня восторг.
Эта мебель, пупсики, аксессуары и даже какая-то одежка сохранилась у меня до появления детей. И когда Горе было три года, я все это реанимировала, отремонтировала, модернизировала и дала играть. Этот дом должен сохраниться на одном из видео, где я снимала, как разговаривает Гора. Надо бы найти этот фрагмент. В какой момент я все выбросила – не помню… Вероятно, хлама было много, и у меня ничего не дрогнуло. Сейчас жалею…
Tags: я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 20 comments